Девушка, которая занимается модой

Девушка, которая занимается модой

Я работаю в Gucci визуальным мерчендайзером (visual merchandiser). Мой муж из Эфиопии, я из Кыргызстана, живем с сыном в Дубае.

Искусством я увлекалась еще с детства. Сама записывалась и ходила на курсы. Но когда решила поступать в художественный университет, папа уверил, что творчеством можно заниматься в качестве хобби. А зарабатывать нужно “серьезной” профессией. Я пошла в Кыргызско-Европейский факультет Национального университета изучать экономику и управление.

Я люблю Кыргызстан, за него болею, о нем переживаю, но быть женщиной в нашей стране сложно. Поддержки практически никакой, а ограничений, нравоучений и требований со всех сторон навалом. Даже со своими сверстниками я не особо находила общий язык – то не так одеваюсь, не так как размышляю, не к тому стремлюсь.

Мне всегда было любопытно, что там на земле чуть дальше моего дома, района, страны. Еще в 13 я подалась и прошла на учебу за границей, но родители, разумеется, не отпустили. В 17 я снова подалась на учебу, прошла и полтора года провела в Вашингтоне. Впервые столкнулась и со свободой, и с огромной ответственностью. Этот опыт мощно закалил мой характер.

Вернувшись в Бишкек, окончила свой экономический факультет и пошла работать в банк. Работа была хорошая, а главное, как у нас любят говорить, “по профессии”. Но каждый рабочий день была мысль — “неплохо, но всё не моё”.

Как-то увидела в городе рекламу о работе в Дубае. Подалась в компанию, которая занималась розничной торговлей в сфере моды. Опыта в этом не было, но было предчувствие, что это будет мне ближе чем банковская сфера. Отец был против, но его уговорил мой брат, который через знакомых в Дубае удостоверился, что это легитимная компания и меня не кинут.

Так, в 2008 году, в возрасте 20 лет, я приехала в Дубай работать. Через несколько месяцев работы на первом месте я перешла в другую компанию и начала заниматься визуальным мерчендайзингом.

В Gucci я занимаюсь придумыванием концептов магазинов, оформлением интерьера и витрин. Это означает, что я должна не только понимать психологию цветов, тренды и консультировать по стилю, но и собирать инсталляции, а иногда работать и над архитектурой.

С Фуадом (мужем) познакомились на одном из рабочих мероприятий, он тоже работает в сфере дизайна. Первые четыре года мы были лучшими друзьями и ни о чем романтическом не думали. Просто лучше всех понимали друг друга: я из Кыргызстана, он – из Эфиопии. Две далекие, красивые, экзотические страны со схожими проблемами. Мы могли быть честными, открываться, не боясь осуждения и не притворяться, чтобы понравиться друг другу.

Когда мы решили пожениться, развернулась целая драма – против была моя семья. Его семья только поинтересовалась мусульманка ли я. Сейчас к переживаниям родных я отношусь с большим пониманием – в жила в чужой стране, мой жених был из незнакомой им страны и культуры. Узнав его лучше, моя семья не просто приняла, но и очень полюбила.

По приезду в Кыргызстан Фуад был шокирован, как много работы по дому приходится выполнять нашим женщинам. Все время пытался помочь, старался, чтобы и родственницы успели покушать, готовил им завтраки. Несмотря на то, что он тоже из достаточно патриархальной страны.

Мой муж – феминист. Наш сын растет в семье, где есть равное место правам и мечтам обоих родителей, где любят и уважают всех. Где главный не кто-то один, где главные все – и ребенок, и мама, и папа.

Когда я ехала в Эфиопию, ожидала увидеть только дикую природу, красивые закаты и животных. Но страна с населением в 105 млн. людей оказалась во многом впереди наших стран, где пренебрежительно и стереотипно говорят об африканских странах.

В Дубае очень начинаешь скучать по чему-то “несовершенному”, естественному, по природе, сельской местности. Поэтому в один из визитов Эфиопии, я попросила отвезти меня загород — увидела там настоящую дикую свинью, это был настоящий Пумба из мультика – я так радовалась! Потом подошла к берегу реки, а мне тетя: “Осторожней, там крокодилы”. Что? Настоящие крокодилы? Это было так необычно.

Самое прекрасное в Эфиопии – это то, как люди самых разных религий живут в мире и согласии. Муж часто рассказывает о их последнем императоре Хайле Селассие, который по легендам происходит из династии потомков царя Соломона и почитается растаманами (религиозное движение, которая основывается на любви к ближнему и отказ от образа жизни западного общества). Ямайцы, которые посредством регги популяризировали данное течение, приезжают сюда для поклонения императору и считают его своего рода “пророком”.

Самым непривычным на родине мужа для меня стало классовое разделение и наличие почти в каждом доме слуг.  В Дубае это тоже есть. К обслуживающему персоналу, а это часто филиппинцы и пакистанцы, очень грубое отношение. Представь это в наших салонах, где парикмахеры с тобой не только на дружеском и равном тоне, но иногда даже поучат что делать, как стричься. У маникюрщиц или визажистов нет такого, будто они ниже тебя или чем-то хуже. И это здорово!

СССР и коммунизм можно во многом обвинять, но есть за что быть благодарным – это равенство и отсутствие такого понятия, как владение другим человеком.  У нас нет слуг. К тебе приедут няни, уборщики, иногда родственники помочь с детьми, но у них есть свои жизни, свой выбор, свой быт и ты держишь дистанцию. Нет отношения “королева – прислуга”

Хотим, чтобы сын знал и понимал кыргызскую и эфиопскую культуру. Сейчас он учится в первом классе. И мы подозреваем, что он не особо понимает концепцию расы, которая существует в этом мире. Не видит особой разницы между мной и папой, между Кыргызстаном и Эфиопией. Может, это и хорошо, это другое поколение смешанных детей, открытых миру и людям.

У нас есть договоренность с супругом – не ожидать и не требовать от сына ничего. Чтобы доктором там стал, а не певцом, женился там или заботился о нас. Все, что мы как родители хотим дать это любовь, поддержку, заботу и возможности, надеясь, что он вырастет свободным, добрым, счастливым, чутким человеком. Не будет зависеть от мнения окружающих или решать что-то, что ему не по душе только ради нашего или общественного одобрения.

Мы очень любим свою работу и сына, но не хотим провести всю жизнь в заботе о ребенке и рабочей беготне. Хотим прожить жизнь, где мы в центре, а не с краю или в удобном уголке. Жизнь радостную, приключенческую жизнь и мы с супругом в этом на одной волне – мы оба позитивные, любим людей, музыку, вкусную еду и путешествия.

Как только сын вырастет и съедет от нас, хотим купить кораблик и путешествовать по миру. Заводить в каждой стране друзей и соседей, написать книгу, заниматься музыкой, влюбиться в одно из мест и остаться там доживать жизнь.

А пока я хочу получить образование в изобразительном искусстве, не только потому, что это поможет мне в карьере, познать искусство не только интуитивно, но и академически.

Инстаграм я веду для того, чтобы сохранить и поделиться какими-то моментами, объектами или ощущениями, в которых вижу красоту.  Это может быть растение или тень, может быть какой-то миг, который хочу запомнить, сохранить. Не пытаюсь быть вдохновителем, учить кого-то или хвастаться. Это способ поделиться своим видением окружающего и познакомиться с единомышленниками. Ну вот, мы же с тобой именно так и познакомились :)

26 февраля - 4 марта

26 февраля - 4 марта

Айтурган

Айтурган