Наргиза

Мне интересно то, как кыргызские женщины начали активизироваться, стали проявлять гражданскую активность. Меня это тоже коснулось — я участвовала разных проектах, помогала пострадавшим, беспризорникам.

Тогда я узнала, что дети, столкнувшиеся с проблемами, вынужденные задумываться о том, чем себя прокормить, как заработать денег — они рано становятся взрослыми, становятся более жестокими.

Дети были вынуждены жить на улице, они убегали из приютов, их обижали взрослые бездомные, они могли подраться из-за куска хлеба.

Они относились к нам с недоверием, было морально тяжело это видеть. Нам приходилось объяснять им, что не все люди плохие, мы искали им семью. Всё это я совмещала с учебой в университете.

Я изучала лингвистику, после работала в образовательном центре, пока не вышла в декрет. Для того, чтобы работать и иметь свободный график, я перешла в IT. Выезжая за границу я поняла, что у нас очень мало девушек в технических специальностях. Даже получив образование, многие из них не работают в профессии. И это распространяется не только на технические специальности, например, в общем потоке на медфаке много девушек, но к третьему курсу большая часть уходит.

Тогда меня начала волновать тема женщин. Так как мой муж работает в правоохранительных органах, я узнала, насколько часто женщины становятся жертвами домашнего насилия. Часто, когда женщина становится жертвой насилия, она не может обратиться за помощью к родителям, потому что они говорят ей оставаться с мужем. Хорошо, что сейчас женщины могут обратиться в кризисные центры, где им дадут защиту и приют.

Мой муж солидарен со мной в том, что нужно бороться с домашними насильниками, но, увы, матери часто забирают заявления на отчимов или родных отцов своих детей, даже если те избивали ребят или насиловали их. Женщины идут на это из страха, потому что они зависят от этих мужчин.

Наргиза, Бишкек

11 декабря

11 декабря

10 декабря

10 декабря