Одна по Индии

Одна по Индии

28154692_165169090801381_2371005140632076288_n.jpg

Дюшебекова Меерим, путешественница.

В январе 2018 года я решила, что мне нужно все поменять и отправилась в своё первое соло-путешествие. Причина отъезда была довольно банальной — разбитое девичье сердце.

Я выбрала Индию потому, что верила, что она лечит душу. Что можешь быть всяким, тебя примут и поймут. Никто не будет глазеть на людей с “изъянами”, каждый красив и уникален. Всё так и оказалось — там не работает вся наша оценочная психология.

У меня были с собой только вещи, небольшие сбережения и билет в Дели в один конец. В тот момент я не думала о продолжительности путешествия, на руках была полугодичная виза и тонна энтузиазма.

Мне все говорили, что я сумасшедшая, раз решила путешествовать по Индии одна. Потому, что в Индии женщин насилуют — а я отвечала, что в Кыргызстане происходит то же самое. Мои родители поддержали мое решение о путешествии. “Когда захочешь, тогда и вернешься”, — сказали они. Они приняли меня новую, не просили налаживать личную жизнь или карьеру.

Девочек в Кыргызстане учат следовать, а не вести за собой. Нас не учат быть лидерами. Я тоже была правильным, удобным ребенком, следовала традициям, а потом взяла и просто порвала эти шаблоны для себя.

Индия — крутое испытание для “тепличных” детей, все еще живущих внутри нас, взрослых. Я терялась, спасала людей, спасала себя, медитировала, избегала неприятного внимания.

Приземлившись в аэропорту Дели, я познакомилась с европейскими туристами, и мы вместе стали искать ночлег в местной деревне. Подходящее жилье я искала еще месяц, а за все путешествие ни разу не распаковала вещи полностью — в любой момент в комнату могли постучаться и повысить цену за номер, бесстрастным тоном произнося “High season”.

Для того, чтобы избежать домогательств, туристки учили меня делать “колючий взгляд” — чтобы мужчины сразу понимали, что я не дам себя в обиду. Девушка с загнанным взглядом всегда может стать объектом домогательств.

Молчать о харассменте нельзя ни в Индии, ни в Кыргызстане. Моя знакомая китаянка как-то дала отпор приставшему к ней на пляже мужчине, а после выложила его в соцсети. А когда другой мужчина мастурбировал перед ней днем в поезде, тоже сняла на видео и предала огласке — в Индии сумасшедшее интернет-комьюнити, о поведении этих мужчин узнали и осудили их тысячи людей.

Два месяца я жила у моря в Гоа в Арамболе — просыпалась и сидела на пляже, смотрела на волны. Утром действовало негласное правило: кто первый пришел, тот и собрал все самые красивые ракушки. На завтрак — папайя, на обед — вареная кукуруза, вечером — с друзьями ужин в кафе.

Арамболь называют островом “Свободы”, и он оправдывал свое название. Там звучали все языки мира, на которых говорили дружелюбные люди. На улице тебе все улыбаются, не потому что ты симпатичен снаружи, а потому что ты человек. Никто не смотрит как ты выглядишь, на твои выпуклости и “впуклости”. Девушки светились и чувствовали себя богинями, вне зависимости от килограммов на весах или количества волос на теле.

После Арамболя я отправилась в Дхарамсалу — лучшее место на земле. Там я решила пройти медитативный курс в центре “Vipassana” по методике Гоенка. Туда нередко записываются люди, страдающие от депрессий или зависимостей — не все они выдерживали медитативный курс до конца и уходили.

Ты учишься слушать себя, свое тело, контролировать свои эмоции, наблюдать мысли — на этот период времени ты даёшь обет молчания, соблюдаешь “ахимсу” — непричинение вреда всему живому, питаешься вегетарианской едой, ограничиваешь себя в удовольствиях, сне. Для того, чтобы пройти курс, нужно быть сильной физически и психологически, потому что попросту может “поехать крыша”. Во время курса не разрешается разговаривать, встречаться глазами, заниматься спортом, читать, писать. Вместо всего этого ты занимаешься собой, заглядываешь внутрь себя.

Иногда я думала, что схожу с ума, думала, что мы тут все делаем?”. Включался скепсис, но успокаивалась тем, что все 200 человек, сидящие рядом, не могут быть ненормальными.

Шторм, холод, ты в шапке, шерстяных штанах, укутанная пледом в горах, в чужой стране. Конечно же, хотелось уехать, но вскоре полегчало. Не двигаясь и не отвлекаясь на посторонние звуки, я начала чувствовать происхождение эмоций в своём теле и лучше себя понимать.

Например, обида разжигается в груди, страх — в животе, а любовь — это щекотка в солнечном сплетении. Училась сдерживать себя. Например, во время медитации кто-то шмыгает, кто-то пукает, у кого-то отрыжка, а ты сдерживаешься, чтобы не рассмеяться или не врезать.

Я вегетарианка. Это решение я приняла почти два года назад. Не могу есть животных — они живые, как и мы, общаются между собой, радуются жизни. Верю в то, что люди, потребляющие очень много животных продуктов, вбирают в себя энергию насилия и становятся агрессивными. Насилие порождает агрессию, а обратная сторона агрессии — это страх. Знаю не понаслышке, что у вегетарианцев стирается чувство страха, люди становятся смелее и увереннее. Считаю это одним из больших плюсов вегетарианства.

Путешествуя, я несколько раз терялась то в горах, то в джунглях, но мне каждый раз везло. Все вокруг травились едой и я понимала, что случись со мной кишечная инфекция, без посторонней помощи я умру. Несколько раз спасала незнакомых мне людей от отравления — это всегда был тест на человечность. Когда слышишь, что кого-то рвет ночью и видишь людей в бессознательном состоянии, то просто идешь и помогаешь — находишь воду, ведра, что-нибудь, что облегчит мучения соседа.

Однажды у меня опухла половина лица. Я не могла идти в больницу — это была суббота. Не знала что делать, на всякий случай позвонила брату и рассказала про ситуацию, спокойно предупредив, что если вдруг завтра умру, пусть передаст родителям причину моей смерти — отёк лица. Брат обеспокоенно сказал, что я сошла с ума и убедил поискать мазь Вишневского. К большому удивлению, мазь нашлась — а я до сих пор жива.

Это было так по-взрослому — нести ответственность за свою жизнь. В Индии есть очень сильная вера в жизнь после смерти. Люди не боятся умирать и идут на сознательный риск, веря в реинкарнацию.

Если описать Индию в трех словах, то первым словом будет любовь. В Индии любовь проявляется во всем. Люди очень сентиментальны в своей любви к животным, к жизни и к друг другу. Второе слово — осознанность. Это правило курса “Vipassana” “observe reality as it is”. За 8 месяцев в Индии я научилась наблюдать все происходящее вокруг осознанно и жить в моменте, не упуская жизнь. Третье слово — принятие. Я научилась целостно принимать себя, окружение, обстоятельства. Научилась позволять себе быть собой, а другим — быть другими.

Теперь я могу сказать, что отправляясь в путешествие, не нужно ни от чего бежать. Потому что по возвращению нерешенные проблемы будут снова ждать вас. Нужно уезжать за улучшенной версией себя.  



22 ноября

22 ноября

21 ноября

21 ноября