Девушка, которая пишет кино

Девушка, которая пишет кино

Гульжан Токтогулова, 28

К сценаристике я пришла от скуки. Ни выбранное направление в вузе, ни преподаватели, ни университетское здание, ни окружение не завораживало. В то же время у нас появились торренты, и я начала смотреть сериалы. Мне нравилось, как рассказываются истории, и тоже захотелось писать для фильмов и сериалов.

Интерес к кино привел меня к знакомству с режиссерами Айгуль Бакановой, Эльнурой Осмоналиевой и Русланом Акуном. Я много с ними общалась и постоянно твердила о своем желании писать, на что Айгуль сказала: “Или садись писать, или езжай учиться”. Я пару ночей сидела, думала о том, что делать дальше, а потом решила ехать. К этому моменту я успела поработать с Русланом Акуном над написанием расширенного тритмента и поэпизодного плана его фильма “Салам, Нью Йорк”.

sheisnomad-guljan

Поступление на факультет сценарного мастерства в Московской Школе Кино считаю лучшим решением в своей жизни. Сценаристика привязана к хорошему владению языком, а пишу свободно я на русском, поэтому и выбрала Москву. Киношкола дала мне не только знания и знакомства с талантливыми людьми, но и избавила от страха чистого листа,  от страха чтения своего текста другим людям и научила адекватному восприятию критики.

Работать в сериальном жанре всегда было моей мечтой. По возвращении в Бишкек Азим Азимов пригласил писать сценарий для сериала “Камень. Ножницы. Бумага”.

В кыргызском кино большая проблема с женскими персонажами. Девушек и женщин любят изображать бесхарактерным трофеем или немощной жертвой, которую должен спасти какой-нибудь принц. Мне понравилась идея Азима изобразить главную героиню “Камень. Ножницы. Бумага” самостоятельной личностью с характером и амбициями. Она не просто сидит и мечтает стать дизайнером, она действует.  

maxresdefault.jpg

Хочется делать честное кино. А это значит не предавать себя, оставаться собой. Это непросто, потому что пока в нашем кино преобладают фильмы с мужскими персонажами, молчаливые фильмы, события которых разворачиваются в селе. Хочется писать о том, что я знаю наверняка, чувствую лучше всего. А это взгляд на мир со стороны женщины, пусть и словосочетание “женское кино” вызывает вопросы и ухмылку.

Я не буду пытаться сделать фильмы о селе по той же причине. Всю сознательную жизнь я прожила в городе, сельскую жизнь я не чувствую так, как другие наши режиссеры и, соответственно, так же круто, как они, не смогу изобразить эту тему.

Я хочу, чтобы мои герои разговаривали. У кыргызов нет культуры садиться и разговаривать о проблемах, о чувствах, о планах. Хорошо отражает эту культуру фильм “Курманжан Датка”. Там все полувзглядами, знаками, действиями, перешептыванием. Казахстанский фильм “Келин”, попавший в шорт-лист Оскара, сценарий которого написан Актан Арым Кубатом вместе с Маратом Сарулу и Ермеком Турсуновым, тоже  примечателен тем, что герои не обмениваются словами, нет ни одного диалога. Если в этих фильмах, все именно так и задумано, и выглядит органично, то диалоги во многих современных кыргызстанских фильмах смущают своей неестественностью.

Примеров с неумением разговаривать в нашей культуре полно. Усыновленным детям не говорят, что они усыновлены. Все вокруг знают, молчат об этом, ребенок замечает косые взгляды, подозревает, что что-то не так. Другой пример - со смертельно больными. В обычной практике говорят пациенту, а потом он сам решает делиться этим или нет. У нас же наоборот: сначала говорят родственникам, и они решают говорить этому человеку, что ему осталось жить три месяца или нет.

Я люблю фильмы и сериалы про семейные драмы и маленькие города. “Ошибки прошлого” Рэйа Маккиннона, “Огни ночной пятницы” Питера Берга, "Август: Графство Оседж" с Мэрил Стрип, "Судья" с Робертом Дауни-мл. Обожаю Чарли Кауфмана, автора фильмов "Адаптация", "Вечное сияние чистого разума" и "Аномализа"

Мне интересна тема кыргызских похорон. Во-первых, собирается вся родня. Многие друг друга давно не видели, некоторые не общаются меж собой, а тут бок о бок несколько дней. Поднимаются разные темы, раскрываются старые обиды. Во-вторых, обряды: ты потерял человека, но всех заботит “канча кой союш керек” (cколь баранов зарезать), “кимге кандай устукан бериш керек” (кому какое мясо подать) , “кимге кандай мамиле кылыш керек” (как к ому относиться), “ким кайда отуруш керек” (где кто должен сидеть), “ким кантип ыйлаш керек” (как кто должен плакать). В то же время вся эта бытовуха - попытка отвлечь, попытка спасти от переживания этого горя.

Кто из кыргызстанских сценаристов мне нравится? Из местного мне по душе авторские фильмы, а там режиссер и есть сценарист. Если так, то Эльнура Осмоналиева. Очень жду, когда она закончит свою учебу и начнет работать над полнометражными фильмами. Нравится, как начинает свою карьеру Мирлан Абдыкалыков. Из иностранных вдохновляет Шонда Раймс, афроамериканка, сумевшая стать главным поставщиком сериалов на один из трех главных американских каналов.

Но сама я не хочу создавать авторские или арт-хаусные фильмы. Не хочется делить фильмы на массовые и немассовые, мне хочется создавать фильмы, понятные всем. В этом плане мне близко американское инди-кино. Те фильмы, которые обычно показывают на кинофестивале Сандэнс.

Сценаристика считается ближе к поэзии, нежели к прозе. В этом плане я восхищаюсь диалогами в “Оградах” с Вайолой Дэйвис и Дензелом Вашингтоном. Фильм создан на основе пьесы, в результате чего диалоги там, как музыка. Впечатляет и само повествование жизни семьи: локация одна - их дом, на переднем плане - жизнь афроамериканской семьи в 50х годах, а фоном - общественные события тех лет.

Для того, чтобы хорошо писать сценарии, надо много читать, писать и смотреть. Для себя я выработала такую систему: часа 3 смотрю фильм или пару эпизодов сериала, пишу 3-4 часа, читаю один сценарий в неделю, обдумываю дальнейшие пути развития истории. Есть сценарии, выложенные в общий доступ.  Читаю и профессиональную литературу, и художественную, читаю новости из сферы политики и общественной жизни, потому что сценаристу очень важно знать, что происходит в мире, чтобы писать фильмы на актуальные темы. 

Чтобы насытить сценарий интересными деталями, нужен очень широкий кругозор. К примеру, в сериале “Хорошая жена” психолог или социолог рассказывала о том, что люди лучше ориентируются в лицах своей расы и приводила пример: белая женщина не смогла идентифицировать чернокожего преступника потому, что для нее они все были на одно лицо. Но мне кажется, что эта теория не совсем работает для центральноазиатов: для нас люди нашей расы - китайцы, корейцы и японцы на одно лицо, но нам проще различать европейские лица. Мы выросли, видя вокруг себя европейские лица, смотря российские телеканалы, американские и европейские фильмы.

Сценарное мастерство - своеобразная психотерапия. Ты рассказываешь о каких-то своих личных переживаниях, делишься своим мироощущением. По тому, какими многие наши мужчины-режиссеры отражают женщин в своих фильмах, можно понять их отношение к женщинам.  То, как режиссер показывает друзей отражает его отношение к дружбе; в зависимости от того, какой посыл он закладывает в своих картинах, можно узнать и его моральные принципы.

Знание английского расширяет возможности учиться и совершенствоваться. Что бы ни говорили, все учебники по сценаристике написаны на английском. Переводят далеко не все, порой только самые нашумевшие произведения. А многие отличные книги так и остаются недоступны для русскоговорящих сценаристов. Я стараюсь читать сценарии на языке оригинала, потому что в переводе теряются детали и полутона в диалогах.

Заинтресованным в сценарном деле советую прочитать книгу Роберта Макки "История на миллион", "Путешествие писателя" Кристофера Воглера, "Анатомию истории" Джона Труби, "Тысячеликий герой" Джозефа Кэмпбелла и "Спасти котика" Снайдера Блэйка.

На filmmakermagazine.com можно найти классные статьи про сценарное мастерство, режиссуру, пост-продакшн, интервью с профессионалами и советами. Периодически читаю интервью с какими-нибудь сценаристами на cinemotionlab.com. На indiewire.com можно найти новости кино и рецензии. Пишу о кино и сериалах в телеграме: t.me/gukusha, в твиттере: @gukushka 

Девушка, которая поёт

Девушка, которая поёт

Девушка, которая поднялась на Памир к афганским кыргызам

Девушка, которая поднялась на Памир к афганским кыргызам