Разная Айсулу Азимбаева

Разная Айсулу Азимбаева

aisuluu.azimbaeva-sheisnomad.com.

Я обожаю танцевать, но я не танцовщица. Это не мое основное занятие, этим я не зарабатываю. Я больше актриса и спортсменка.

В театр я попала по приглашению Разии Хасановой на спектакль «Любовница». Мы с ней полгода предварительно репетировали и готовили этот спектакль. Затем меня пригласили в театр «Артишок» на спектакль «Толстая тетрадь». Недавно сыграла Пиаф в спектакле Ирэн Аравиной «Счастливые поют» про Франка Синатру и Эдит Пиаф.

Раньше бытовало мнение, что творческая профессия - это несерьезно, поэтому в качестве основного образования я выбрала финансы. Но по своей специальности никогда не работала.

Мама верила, что каждая девушка должна знать иностранный язык, иметь высшее образование, уметь петь и танцевать. Танцы всегда были неотъемлемой частью моей жизни, у меня это  хорошо получалось. Во время учебы в университете я открыла для себя социальные танцы, потом вернулась с учебы обратно домой и начала заниматься бальными спортивными танцами. Оттуда появилось желание встать на пуанты, и я начала заниматься балетом, постоянно искала для себя новые формы хореографии. В итоге, я поняла, что для меня важна не сама техника хореографии, а подход к разным стилям танца.

Сейчас я выбираю «физический театр» или «пластический театр» - это более пластическое направление современного театра. Все современное искусство строится на том, что люди находят абсолютно новые формы. В театре не должно быть каких-то рамок, мы не должны говорить, что что-то плохо, что-то — нет. Да, я бы ушла от традиционализма, но если человек выбирает традиционный путь в искусстве, то это тоже хорошо: у него всегда будут зрители, почитатели. Но я за прогресс.

Я бы очень бы хотела сделать экспериментальную работу, найти новые формы, поработать в коллаборациях – поработать не в очень привычном для нас понимании кино и театра. Я бы с удовольствием куда-нибудь съездила, это хорошо развивается в Берлине, Израиле, Лондон, Нью-Йорк.

В Алматы. Астане, Шымкенте искусство становится доступно для большинства людей благодаря некоторым компаниям, театрам, художникам, либо каким-то государственным мероприятиям. Появились фестивали современного искусства, появился театральный фестиваль,  фестиваль танца, которые привлекают еще и иностранных художников.

Я была ведущей «Биле, Қазақстан!» — казахстанской адаптации британского шоу «So You Think You Can Dance?». По всему Казахстану находились все желающие танцоры, которые хотели бы посоревноваться. Считаю, что неважно, насколько продукт получился хорошим или плохим, он получился определенно хорошим, но во всяком случае благодаря таким программам развиваются танцевальные направления, особенно современные танцевальные направления в нашей стране.

У меня не было резкого прорыва в кино. Все пока идет плавно. Мировая премьера фильма «Она» прошла на Пусанском международном кинофестивале, я там сыграла главную роль. Допустим, с театром была другая история – я ворвалась в театр со спектаклем «Любовница». Так получилось, что с первого спектакля был достаточно большой успех и, к сожалению, теперь намного сложнее понижать планку.

Когда нет каких-то конкретных предложений, я ухожу в спорт. Ухожу в горы.

Возможности моего тела не ограничиваются тем, что я привыкла делать. Это  понимаешь, делая восхождение или пробежав марафон. Но не задумываешься, живя в обычной суете, рутине: проснулись, посидели перед компом, сходили в кафе, может, два раза в неделю занялись спортом. Поэтому, мне бы сейчас очень хотелось заняться альпинизмом профессионально и много бегать, закалять свое тело, чтобы уметь быть выносливее, сильнее, гибче, пластичнее. Я стараюсь заниматься по 2 раза в день, я готовлюсь к полумарафону, я правильно питаюсь, я стараюсь из своего тела выжимать немного большее, чем делала это в свои 20 лет.

В этом году я начала заниматься спортом систематически. Особенно увлекает меня альпинизм - даже получила значок альпиниста, книжку от Федерации альпинизма Казахстана. Но это травмоопасный, технически сложный, опасный спорт. Надо понимать, что с тобой может произойти в горах: что такое стихия, плохие погодные условия, что такое правильная экипировка, снаряжение. В Гималаи, Непал и Тибет я ездила делать не на спортивные, а духовные восхождения, но и там нужно было иметь хорошую физическую подготовку, потому что мы поднимались на высоту выше 5000 м.

Я два месяца ездила по Юго-Восточной Азии для изучения танцев народов этих стран. Ездила я одна, находила на местах танцоров, просилась к ним домой, в студию (часто вместо студии это обычно это был какой-то навес от дождя). Для того, чтобы изучить классический индийский танец нужно минимум 4 года обучаться этому в Академии искусств, например. И у нас есть такая женщина в Казахстане, ее зовут Акмарал Гайназарова, преподает индийский классический танец.

После Индии я поехала в Бирму, была в Камбодже и Таиланде. Там я изучала танцы, но намного меньше, потому что носители не разговаривали на английском. Для местного населения эти танцы ритуальные, связанные с религией. Они относятся к своему танцу очень бережно, потому что этими танцами они рассказывают легенды. Для них танец — это намного больше, чем просто развлечения или красивая форма.

Снимаю квартиры по Airbnb, которое позволяет жить не в гостинице, а в реальной квартире, иногда с местными жителями. Люблю встречать и разговаривать с местными жителями. В конце концов, есть язык, можно выйти на улицу и сказать: «Эй, привет, как дела. Я хочу познакомиться», - и я это делала. Люди на самом деле очень доброжелательные, особенно в теплых странах, поэтому проблем никаких нет. Например, я ехала в метро в Баку и на меня чуть не упала одна женщина, потому что поезд резко остановился, она спросила меня, откуда я и пригласила к себе домой, причем она мне дала домашний номер телефона и сказала: «Ты попроси тетю Тамару, я подойду к телефону. Приходи ко мне домой, я тебя покормлю».

Если есть выбор между доверять или не доверять людям в путешествиях, нужно выбирать доверять. Меня этому научили мои хорошие друзья-путешественники, которые сами делали кругосветные путешествия или ездили автостопом.

Для каждого путешествие такое, какой он есть сам внутри. Если ты открыт, любопытен и уважителен, то тебе места и люди откроются иначе, чем если ты высокомерен, осуждающ и не желаешь из своих рамок выходить.

Горы меня научили очень сильно расслабляться и успокаиваться. Длинные путешествия — это тоже некая медитация. Ты, к примеру, по 2 месяца находишься сам по себе и понимаешь, насколько это важно быть спокойным, адекватным, тихим и доброжелательным.

У меня есть мама, которая потрясающе выглядит для своего возраста. Она честно говорит, что это огромная работа. Она научила меня осознанно питаться, справляться со своими эмоциями, высыпаться и заботиться о себе.

Мама не поощряла то, что я серьезно занялась театром, но и не критиковала. Она выждала тот момент, когда это начнет приносить дивиденды и стала поддерживать мои занятия. Я ее понимаю. Первые три года я проработала в театре бесплатно или за маленькие деньги.

Конечно, хочется намного лучше понимать, что я ем, куда я езжу, с кем я сплю, с кем я разговариваю, с кем я работаю, как работаю, что происходит в моем организме, когда происходят те или иные события, и эмоциональные, и физические.

Мне уже 30 лет, и я имею право не «хавать говно» других людей. Я достаточно взрослый и самодостаточный человек, который может выбирать и делать то, что ему нравится, не опираясь на мнение окружающих.

Мне нравится Барбара Стрейзенд, танцовщица Луи Фуллер. Во всех этих женщинах меня вдохновляет смелость и способность любить, любить людей.

Фотографии:  Айсулу Азимбаева

МНЕ БОЛЬНО

МНЕ БОЛЬНО

Динара Асанова, основательница «Women of Kazakhstan»

Динара Асанова, основательница «Women of Kazakhstan»