Девушка, которая работает с детьми беженцев и мигрантов

Девушка, которая работает с детьми беженцев и мигрантов

aigerim-mambetalieva_sheisnomad.com

Айгерим Мамбеталиева консультант в Ernst & Young, координатор программы “Школа дошкольника” Интеграционного центра для детей беженцев и мигрантов “Такие же дети”

Я родилась в Кыргызстане, но выросла в Москве.

Долгое время я была единственной азиаткой в школе, и это было непросто. Особенно в младших классах  частенько слышала “китайка-китайка”. Иногда с кулаками приходилось доказывать то, что я - кыргызка. К старшим классам это прошло. С каждым годом в школу поступали дети из разных городов и стран.

С переездом в Россию круг общения моих родителей стал очень разнообразным и интернациональным. Соответственно, у них менялись и взгляды на жизнь и на мое воспитание. Хотя о традициях мы не забываем никогда.

Я изучала право. Сейчас работаю в Ernst&Young, мой профиль - взаимодействие  с государственными органами.

Волонтерство всегда занимало особое место в моей жизни. С университетских дней я участвовала в разных инициативах по помощи нуждающимся. Но два года назад я решила заниматься этим серьезно и с тех пор для меня - это работа, которую очень люблю.

Меня очень изменили поездки в Африку. Сначала ты узнаешь африканские страны как турист: любуешься красотами природы, поражаешься местным племенам, купаешься в океанах,  а потом углубляешься в реальную жизнь, где есть место нищете, болезням и голоду.

Как и многие люди, в первый раз ты едешь туда с ярлыками “там все плохо, всех жалко, я хочу спасти мир и всех людей”. Поэтому мне захотелось оказать какую-нибудь помощь и там. Но, как говорится, не учишься без ошибок. Только с опытом я поняла, что, руководствуясь жалостью, в сфере благотворительности (и вообще в жизни) далеко не уедешь.

По возвращению в Москву я хотела продолжить волонтерить и найти организацию единомышленников. Особенно хотелось заниматься детьми.

Интеграционный центр для детей беженцев и мигрантов “Такие же дети”  оказался именно той организацией, частью которой мне захотелось стать. Мы помогаем детям беженцев и мигрантов адаптироваться и интегрироваться в общество. Каждый день я изучаю тему беженцев и мигрантов и каждый день отчетливее понимаю, что у каждого ребенка должно быть счастливое детство вне зависимости от цвета кожи и родного языка.

В центре у нас 93 ребенка: из Афганистана, Сирии, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, ДР Конго, Нигерии, Камеруна и  Зимбабве. Им от 3 до 18 лет.

Я занимаюсь с детьми дошкольного возраста. Учу их русскому алфавиту, письму, счету. Еще мы много поем, танцуем.

Кроме обучения проводим множество культурных и интеграционных программ. Кыргызские дети больше узнают о нигерийских детях, афганские и таджикские отлично друг друга понимают. Мы просим родителей приготовить национальные блюда, дети и родители рассказывают о своих традициях. Иногда даже родители признаются, как много они узнают о других странах.

Бытовой расизм в обществе, к сожалению, присутствует. Например, по отношению к темнокожим людям. Кто-нибудь да обязательно скажет им… известный комментарий. Ну и без фразы “понаехали тут” тоже не обходится.

Обидные фразы в адрес детей - самое малое, через что проходят многие из них. Их семьи бегут от войны, от насилия, от нищеты. В моей работе часто приходится слушать истории семей, чтобы понимать, каким образом им можно помочь. Первое время, после всего услышанного, испытываешь ужас и просто хочется закрыться в комнате. Сейчас же я учусь ставить в себе защитные блоки, иначе можно просто эмоционально выгореть.

При всем желании мы не можем принять всех детей. Важно понимать, что в месте, занятым одним ребенком, может сильнее нуждаться другой ребенок. Например, иногда некоторым родителям просто надо больше “побегать” - документы у них есть, возможности тоже. В таких случаях мы их консультируем и помогаем при устройстве детей в московские школы. Вот недавно совместными усилиями волонтеров мы написали памятку по устройству детей в школы, переведя их на множество языков.

Мы рады всем волонтерам. У нас часто не хватает людей. Но тем, кто постоянно пропускает мероприятия, приходит только чтобы сделать фото для своего инстаграма, да и вообще относится к этому не очень серьезно, тоже приходится говорить нет.

Деятельность Центра держится на частных пожертвованиях. К сожалению, постоянного финансирования у Центра нет.

Порой мне кажется, что я работаю без перерыва. Поэтому в какой-то момент решила жить по принципу “8 8 8”: в сутках 24 часа, из них 8 часов необходимо тратить на работу, 8 часов - на себя и 8 часов - на сон”. Пока получается только со сном. Потому что, помимо основной работы, у меня много работы в Центре: решаю текущие задачи, много общаюсь с родителями и конечно же много времени уделяю обучению детей, так как опыт преподавания детям для меня это совершенно новая область.

Хочется, чтобы люди мыслили шире и понимали, что люди приезжают не от хорошей жизни. Они убегают от войн, насилия, нищеты, безработицы. Хочется, чтобы люди стирали границы и понимали, что мы все - такие же люди, такие же дети.

Лучший отдых для меня - путешествия. Особенно в не заезженные туристами страны.  Например, если встанет выбор между Ливаном и Францией, то я выберу Ливан. Очень затягивают страны, о которых известно меньше.

Когда я говорю родителям, что собираюсь в путешествие, они сразу хватаются за голову и спрашивают: “Куда на этот раз?”

Саша

Саша

Гульжан Ормонбекова

Гульжан Ормонбекова